Попытки Запада «умерить» Ислам крайне опасны

Мусульмане стоят менее чем за 2% всех политически мотивированных актов насилия в Европе, и все же медийная эпопея про «радикальный Ислам» и «радикализованных мусульман» достигает новых высот после каждой крупной атаки на западную страну.

Тем временем, рациональный анализ «радикализма» мусульман не доходит до общественного дискурса, в котором доминируют затрапезные допущения, увязывающие религиозность и консерватизм со склонностью к насилию вопреки отсутствию доказательств о связи этих явлений.

Пропагандируемая сетями хорошо финансируемых исламофобских группировок мутная логика, стоящая за этой трактовкой экстремизма, находится в эпицентре стараний Запада «умерить» Ислам.

Биографии подавляющего большинства террористов, включая зачинщиков терактов 11 сентября и организаторов недавних атак в Париже, явно далеки от образа жизни мейнстримового мусульманского сообщества – в них присутствовали наркотики, секс и алкоголь, что консервативными мусульманами воспринимается как серьезные грехи.

Несмотря на отсутствие явной связи с воинствующим экстремизмом мусульмане, следующие консервативному или традиционному укладу – в плане гендерных ролей, манеры одеваться и даже допустимости музыки или спиртного – теперь воспринимаются некоторыми правительствами как склонные к насилию.

После нападений на редакцию Шарли Эбдо в Париже правительство Франции выпустило информационную листовку с признаками «радикализации» - в том числе, там указали отказ от музыки и участия в спортивных мероприятиях, смена вида одежды.

Это напомнило утверждение американской писательницы Асры Нумани о том, что маркером радикализма является употребление мусульманином слова «иншаАллах», которое мусульмане и арабоязычные немусульмане используют со смыслом «даст Бог», «если будет угодно Богу».

Даже крупные мировые информагентства попадают в ловушку приравнивания исламской набожности к склонности к насилию. Недавно AFP между делом охарактеризовало одного саудовского миллиардера как «правоверного, но умеренного мусульманина», подразумевая, что набожность и умеренность обычно являются взаимоисключающими понятиями.

По мнению писателя и исследователя Натана Лина, развитие медийной и политической культуры, по умолчанию воспринимающей Ислам как идейную угрозу западным либеральным ценностям, не является случайностью.

Лин, автор книги «Индустрия исламофобии», рассказал Al Jazeera о том, как масштабная многомиллионная индустрия начала процветать после терактов 11 сентября, когда целый штат блоггеров, псевдоученых, религиозных лидеров и активистов стал бахвалиться якобы особо глубокими познаниями в области Ислама и мусульман.

Границы между «умеренными» и «экстремистами» стали такими размытыми, что пространство для политической активности мусульман значительно уменьшилось.

Основная проблема состоит в навязчивых попытках «создать» конкретную разновидность Ислама вместо того, чтобы просто дать мусульманам возможность жить по Исламу со всеми его традициями, практиками, убеждениями и культурой.

Все это нужно для того, чтобы заглушить политические, социальные и экономические бедствия попытками «умерить» религию, которую, похоже, с немыслимой легкостью начинают воспринимать как «радикальную».

Перевод с английского языка (в сокращении) специально для Ансар.Ru



2 комментариев


  1. (25.01.2016 19:34) #
    0

    Чем и кому опасны попытки Запада «умерить» Ислам? Тема не раскрыта.

    • (27.01.2016 01:45) #
      1

      Опасны, прежде всего, для самого Запада.
      Ислам практически всеми странами признан религией, равной другим. Он распространяется быстрее любой религии. Лишь только потому, что это истинная вера. У ложной веры нет будущего, поскольку, какая бы она ни была, суть её очевидна.
      В то же время, никакая религия мира не подвергается таким притеснениям, такому насилию и ограничению, каким подвергается ислам. Попытки умерить его из этой же серии. Плюс, как утверждается в статье, стремление "заглушить политические, социальные и экономические бедствия попытками «умерить» религию".
      Кто-то учится на судьбах таких несчастных, как шарлисты. Но некоторым особо твердолобым и это не урок.
      Когда притесняется религия (и не только ислам), когда поощряется псевдорелигии разного толка, когда куфр начинает попирать даже собственные законы о свободе вероисповедания и когда всё это сопровождается насилием, то всё указанное бумерангом возвращается обратно, нередко с силовым сопровождением, а иногда уж куда в большей мере, нежели первоначальное насилие.

      Но есть одно "но" - цифробожников, вернее, единственного в своём роде цифробожника всё это абсолютно не касается, ибо он жалок в своём заблуждении и никому не нужен.