Имама Кисловодска посадили за мечеть

Беспрецедентное дело в отношении имама Кисловодска Курман-Али Байчорова продолжается на Ставрополье.

Напомним, Байчоров был задержан и осужден на 3,5 года по обвинению в хранении наркотиков.

Обвинение в отношении имама более чем абсурдное. Практически одновременно с ним за решетку был брошен самый активный спонсор и активист мусульманской общины Кисловодска Казбек Бостанов. Власти Ставрополья дают этими делами недвусмысленный сигнал мусульманам края.

Имам, вину не признавший

Имама Кисловодска Курман-Али Байчорова приговорили к 3,5 годам колонии штрафу в 50 тысяч рублей по предельно циничному и оскорбительному обвинению – в хранении наркотиков.

Размер найденных у него наркотических средств также показательный – 4 грамма героина. Курман-Али Байчоров «в жизни не то, что не употреблял, он не видел наркотиков», утверждает брат имама Шабаган Байчоров.

Сам имам вину свою, естественно не признает. По его собственным показаниям, и по свидетельствам его ближних, задержали его в Кисловодске, закинули в машину, довезли до поселка Мирный и лишь там, якобы, нашли у него наркотики.

При этом, сам Байчоров до задержания не был замечен в связях с криминальным миром, или радикальными группировками. Наоборот, он отличался предельно умеренными взглядами и был тесно связан с официальными духовными структурами .

«Исламское образование Байчоров начал получать в Чечне, учился у покойного Ахмата Кадырова. После продолжил образование в Стамбуле, в университете Мармары. Был заместителем муфтия Карачаево-Черкесии и Ставропольского края», – рассказывал Шабаган Байчоров.

Строительство мечети как преступление

При этом ближний круг имама, а также активисты мусульманской общины Кисловодска утверждают, что причиной задержания и осуждения имама является его настойчивость в строительстве городской мечети.

Мусульманская община Кисловодска в последние годы росла стремительно, в основном, за счет карачаевцев, чеченцев и дагестанцев. Они много лет добивались от городских властей разрешения на строительство мечети.

Однако власти города, как и краевые власти, заняли в отношении мусульманской общины предельно жесткую позицию – разрешений на строительство мечетей не давать, рост мусульманской общины сдерживать всеми методами, активизацию верующих остановить.

Возможные причины такой жесткой позиции может объяснить высокий уровень национализма в среде ставропольских чиновников и силовиков, подогреваемый казачьими лидерами и идеологами националистического толка из Москвы.

К примеру, один из идейных вдохновителей русского национализма Михаил Ремизов признавал, что «Кавказ рано или поздно отделится от России», а следовательно «Краснодарский край и Ставропольский – нужно сделать чисто русскими засечными рубежами русского государства на юге страны».

«За несколько дней до задержания Курман-Али в мечеть заезжали представители администрации города, прокуратуры и ОМОН, - рассказывает «Кавказскому узлу» его брат, - Курман возмутился, сказав им, «почему они заезжают в мечеть с автоматами».

Те же самые мотивы властей стоят и за задержанием и осуждением самого ключевого мецената и активиста мусульманской общины Кисловодска – бизнесмена Казбека Бостанова.

Напомним, что Бостанова так же, как и Байчорова, задержали за хранение нескольких граммов наркотиков и осудили на 4 года. Адвокат Бостанова Расул Кубанов убежден, что бизнесмена посадили за настойчивость в деле возведения мечетей в Кисловодске и его пригородах.

Кавказский характер напоролся на систему

При этом, родные и близкие осужденных Байчорова и Бостанова не отрицают того, что по ряду вопросов в отношениях с городскими властями они проявляли жесткий характер.

Так, Казбек Бостанов в диалоге с городскими властями утверждал, что мусульмане города доведены до отчаяния многолетним саботажем администрации дела о строительстве мечети.

С его слов, люди вынужденные молиться годами на улицах и проезжей части, готовы выйти в следующую пятницу на городскую площадь и совершить пятничную молитву прямо под окнами городской администрации.

Курман-Али Байчоров также резко озвучивал городским властям возмущение мусульманской общины города. Он даже грозился выйти со своей общиной из под юрисдикции Духовного управления мусульман Ставрополья и перейти под юрисдикцию ДУМ Карачаево-Черкесии.

Кроме того, он возмущался по поводу того, что ОМОН заходит в мечеть в обуви, а сопровождающие силовиков сотрудницы городской администрации не покрывают в мечети голову.

«Возможно, что Курман-Али Байчорову не хватило дипломатии в диалоге с городскими властями, - утверждают его близкие, - Но подброс наркотиков имаму и осуждение на 3,5 года за преступление, которого он не совершал – это уже открытые репрессии в отношении мусульман».

Особенно мусульман возмущает то, как Пятигорский суд, рассматривающий дело, защищает сотрудников ФСБ, которые с нарушениями всех мыслимых процедур задерживали Байчорова и подбрасывали ему наркотики.



4 комментариев


  1. (27.07.2015 07:50) #
    0

    https://mobile.twitter.com/zippy5KC/status/625402039615533057

  2. (28.07.2015 21:38) #
    0

    Пусть Аллах покарает этих исламоненавистников! Пусть их блудливые руки , подкидывающие наркотики, и их сердца, без элементарной человеческой чести и доброты, почувствуют боль- боль такую, которую они заслужили, Амин!

  3. (28.07.2015 23:11) #
    0

    После просмотра двух последних видео складывается впечатление, будто основным принципом работы правоохранителей Ставрополья относительно мусульман становится не просто нарушения закона, допускаемы при этом, а максимально циничный их характер.

    • (29.07.2015 09:23) #
      0

      Рыба с кремля гниёт