Как власти Марокко решили проблему экстремизма с помощью женщин

Марокко – регион, подверженной террористической вербовке, и выходцы из этой страны оказывались замешанными в ряде терактов в Европе – в частности, в Париже, Брюсселе и Барселоне.

По данным марокканского МВД, с 2012 года 1600 выходцев из страны вступили в экстремистские группировки, главным образом, в ИГИЛ (запрещенная в РФ и других странах террористическая группировка), и около 300 марокканцев по-прежнему в ней состоят.

Поэтому Марокко инвестирует в противодействие терроризму – посредством различных экспериментальных инициатив страна пытается показать, что религиозное образование помогает предотвратить радикализацию.

Одна из инициатив делает упор на интеллектуальные возможности женщин. 11 лет назад в Рабате открылась элитная школа по подготовке женщин-муршидов (преподавательниц религии), которая обучает женщин богословской науке и затем направляет их в разные уголки страны, где радикалы вербуют молодежь, для ведения духовной работы.

Женщины-муршиды посещают школы и ходят по домам, беседуя с молодыми мусульманами об опасности террористической идеологии. По словам директора этой программы Абдеслама Эль-Азара, в исламской семинарии обучают и мужчин, но наибольший эффект идет именно от работы женщин.

«Скажу вам прямо, ученые-женщины даже более важны, чем мужчины, - говорит Эль-Азар. – Женщины благодаря своей роли в обществе больше контактируют с людьми – детьми, молодежью, женщинами, даже мужчинами. Они – главные источники образования своих детей. Поэтому вполне естественно, что они дают наставления. Мы даем им знания, чтобы они могли преподнести эти наставления в грамотном виде».

«За годы работы мы поняли, что если поручить женщинам организовать что-нибудь в мечети, то придет 450 человек. А если возложить эту ответственность на мужчин, то придет от силы 25 человек, и это в лучшем случае».

49-летняя Зайнеб Хидра 11 лет назад стала первой выпускницей религиозной школы в Рабате. С тех пор – она штатный сотрудник министерства исламских дел и трудится в Касабланке.

В начале своей работы Хидра сталкивалась с сопротивлением. Когда она навещала матерей у них дома, ей не открывали дверь, хотя были дома. Женщины избегали ее в мечети, и даже администрация школы недоумевала, зачем она блуждает по школьным коридорам.

По ее словам, чтобы завоевать доверие, потребовалось время. В дальнейшем ее и других женщин-муршидов стали воспринимать с большим пониманием, а затем и вовсе начали обращаться к ним с вопросами и просьбами. К примеру, Зайнеб просили побеседовать с тем или иным подростком или семьей, где могут зарождаться радикальные идеи.

«Мы сидели с матерями и учили их, как помочь их детям», - говорит она.

Многие из тех марокканцев, которые подались в ИГИЛ, родом из неблагополучных семей и имели проблемы с законом за мелкие преступления. Радикалы предлагают им решение в виде насилия, а муршиды вроде Зайнеб – решение посредством знаний, Корана и Сунны. Марокканская инициатива доказала свою эффективность и продолжает работать в интересах государственной безопасности.

Перевод с английского языка специально для Ансар.Ru



0 комментариев