ИГИЛ – это еще цветочки, на кону стоит наше человечество

Я до сих пор помню самодовольное выражение его лица и сухие ремарки, вызвавшие громкий смех западных журналистов.

«Я вам сейчас покажу фотографию самого везучего человека в Ираке», - заявил генерал Норман Шварцкопф на пресс-конференции в далеком 1991 году, показывая запись американской бомбежки, уничтожившей иракский мост спустя мгновение после того, как иракский водитель успел его пересечь.

Но в 2003 году последовала еще более несправедливое вторжение и война, осада продолжительностью в десятилетие, стоившая Ираку миллиона его детей и целой экономики.

Это ознаменовало окончание эпохи здравомыслия и рассеяние прежних иллюзий о том, что Соединенные Штаты – друг арабов. Их солдаты насиловали наших женщин с явным удовольствием. Они пытали наших мужчин, позировали для фотографий с мертвыми и изувеченными трупами, сохраняя на вечную память моменты нашего унижения; они с жестокостью убивали наш народ, поясняя, что это необходимый и неизбежный сопряженный ущерб; они взрывали наши мечети и церкви и отказывались считать учиненное в Ираке на протяжении 20 лет военным преступлением.

Затем они расширили свою войну на максимальную досягаемость американских бомбардировщиков. Они пытали заключенных на борту больших кораблей, коварно заявляя, что пытки в международных водах не являются преступлением; они вешали своих жертв на кресты и фотографировали их для собственного развлечения.

Их шоумены, эксперты из СМИ, интеллигенция и философы сделали карьеру на том, что разбирали нас по косточкам, обесчеловечивали, принижали все, что было нам дорого; они не пожалели ни единого символа, пророка, традиции, ценности или моральной нормы. Когда мы из отчаяния протестовали, они подвергали нас цензуре за нетерпимость к их юмору, они использовали наши гневные выкрики для дальнейшего акцентирования своего превосходства и нашего низкого положения.

Все те миллионы погибших в Ираке не стали считаться достаточным контекстом для исторического понимания терроризма; вместо этого, терроризм стал нами – целая концепция террора, состоящего в причинении насилия мирным жителям ради политически целей, стала считаться характерной чертой арабов и мусульман. Тем временем, американо-израильские расправы над вьетнамцами, корейцами, камбоджийцами, палестинцами, ливанцами, египтянами, южноамериканцами и африканцами остались без какого-либо осуждения. А когда арабы попытались протестовать, их сочли первоисточником насилия, разносчиками террора.

Более того, они провели масштабные социальные и демографические эксперименты в Ираке, распространившиеся затем по всему Ближнему Востоку. Они стравливали своих жертв друг с другом: шиит против суннита, суннит против суннита, араб против курда, курд против турка. Они называли это стратегией и поздравляли сами себя с успешно проведенной работой, когда якобы вывели войска из Ирака.

Когда их эксперименты вышли боком, они обвинили своих жертв. Их шоумены, эксперты СМИ, интеллигенция и философы стали вещать с каждой платформы, что главной ошибкой администрации Буша было допущение о готовности арабов к демократии – якобы арабы оказались сделаны из другой крови, плоти и слез. Тем временем, лучшие сыны арабского народа терпели изнасилования в тюрьмах, похищения средь бела дня, пытки на больших кораблях в международных водах, где закон не действовал.

Самая суть дела: мы либо будем жить вместе в достоинстве, либо сгинем поодиночке, воюющие между собой племена и сраженные горем народы. На кону стоит наше человечество, будущее нашей человеческой расы.

Перевод с английского языка (в сокращении) специально для Ансар.Ru



1 комментариев


  1. (01.12.2015 18:25) #
    0

    Любой из нас, проживший сознательную жизнь со второй половины 90-ых, может сказать: Свидетельствую: так оно было и так оно есть.И вывод очевиден: по сути - это война. Война - где объявленная, с уничтоженными странами, людьми...., а где - не объявленная, с искалеченным сознанием миллионов людей...