Как «отсталых» уйгуров и казахов «перевоспитывают» в Китае

В зале суда казахстанского города Жаркент бывшая директриса детского сада Сайрагуль Сауытбай рассказала о том, что продолжают отрицать власти Китая – о новом ГУЛАГе, прозванном «центрами деэкстремизации» тюркоязычных жителей Синьцзяна, региона размером с Аляску на западе Китая.

Казашка Сайрагуль бежала из Синьцзяна и искала убежища в Казахстане, ведь ее муж и сын являются гражданами этой страны. В суде она рассказала, как ее перевели с предыдущего места работы в дошкольном учреждении на работу по обучению казахских узников «центра перевоспитания».

«Они называют его «политическим лагерем», но в реальности это тюрьма высоко в горах», - поведала она.

В период ее 4-месячной работы в центре находилось 2500 узников. Таких лагерей в Синьцзяне сейчас может насчитываться порядка 1200, и находится в них свыше миллиона человек – казахов, киргизов и уйгуров. Последние составляют около 46% населения Синьцзяна.

Новости о лагерях появляются друг за другом еще с 2017 года усилиями таких журналистов как Джерри Ших из Associated Press (теперь уже работает в The Washington Post), Джош Чин, Клемент Бердж, Джулия Марчи из The Wall Street Journal, а также материалам исследователей и правозащитников – Майя Ванг (Human Rights Watch), Роб Шмитц (NPR), Мега Раджагопалан (BuzzFeed News).

Сначала официальные лица Китая вообще отрицали существование каких-либо лагерей. Затем одно государственно издание разместило кратное сообщение о том, что 460 000 уйгуров из Синьцзяна было «перемещено» на «рабочие места» в другую часть региона. Никаких пояснений по данной «программе занятости» не появлялось. Когда в августе 2018 года на заседании ООН член комитета по устранению расовой дискриминации Гэй МакДугал задала представителю Китая прямой вопрос, делегация азиатской страны стала отрицать наличие «лагерей перевоспитания», но признала наличие «образовательных центров и профессиональных училищ» как мер для «борьбы с экстремизмом».

Наше понимание происходящего в лагерях сформировалось благодаря бывшим узникам – один из них анонимно пишет для Foreign Policy, а у других взяли интервью Джерри Ших и Эмили Раухала из The Washington Post. По их показаниям, заключенных заставляют петь гимн коммунистической партии Китая, открещиваться от Ислама, критиковать самих себя и вероубеждение своей семьи, смотреть пропагандистские фильмы, изучать китайский язык и историю страны. Им внушают, что их культура «отсталая». Тех, кто возмущается, подвергают одиночному заключению, лишают пищи, заставляют часами стоять у стены, приковывают кандалами к стене или к жесткому стулу, а также есть сообщения о пытках водой и электрошоком.

Закрытие миллиона человек в лагерях для принудительной индоктринации в руках наспех подготовленных и плохо обученных надзирателей чревато большими опасностями. Даже если в лагерях Синьцзяна не насилуют, не пытают и не убивают, то уйгуры и другие тюркоязычные народы все равно подвергаются психологическим травмам, и для Китая может стать настоящей трагедий отказ от китайских традиций многообразия в угоду западной идеологии национализма.

Перевод с английского языка (в сокращении) специально для Ансар.Ru



2 комментариев


  1. (18.01.2019 17:57) #
    0

    Как относятся мусульмане к неверующим. Послушаешь, и начинаешь понимать действия китайских властей. Хотя христиане и евреи практически такие же.
    https://www.youtube.com/watch?v=rbw9C0CZW7Q

  2. (23.01.2019 12:37) #
    0

    "Отсталые", "малообразованные" - так создайте систему образования на их языках, а то как в РФ образование на татарском не дают развивать, университет не дают создавать, как Гитлер хотел давать славянам и другим группам в СССР ограниченное образование, делая их малограмотными заведомо.